Как я уехал жить в деревню

В деревню горожане едут за свежим воздухом, натуральными продуктами и свободой.

Некоторые остаются: становятся дауншифтерами и радуются избавлению от офисного рабства. Но деньги в сельской местности не менее важны, чем в мегаполисе.

Вот три истории переезда из города в деревню, которые это подтверждают.

Вадим и Ольга переехали в деревню из Питера. Получив наследство, они решили построить собственный дом. Сдали квартиру в аренду, купили машину и поехали искать место.

Это участок Вадима и Ольги. Освоение начинают с разметки. Жить пока что предстоит в палатке Газель — это не только способ передвижения, но и средство заработка

Остановились в экопоселении и за первое лето построили времянку, пригодную для зимовки. Привлекла доступность земли: за 200 тысяч рублей Вадим и Ольга выкупили участок на 2 гектара и теперь готовятся построить поместье мечты.

Деньги от сдачи квартиры позволили Вадиму и Ольге покрывать основные траты на жизнь и готовиться к стройке. Без этого источника доходов жизнь в деревне была бы невозможна: работы поблизости нет, знаний и опыта для открытия бизнеса на селе тоже.

Грузопассажирская газель помогает Вадиму экономить на доставке стройматериалов и получать доход от перевозки попутных грузов. Вадим находит заказчиков и попутчиков на «Блаблакаре», осваивает сервис «Ю-ду» — выбирает те заказы, которые может выполнить при очередном визите в город.

Что не учли эти переселенцы.

Строительство стоит дорого. Стройка требует больших расходов. Заработать деньги в деревне трудно, поэтому приходится разрываться между работой в поместье и подработками в городе, грузоперевозками и обустройством. Из-за этого строительство идет медленно.

Много бытовых забот. Жизнь во времянке требует больших усилий. Чтобы помыть посуду, нужно сходить на колонку за водой, растопить печку и нагреть кипятка, а потом в тазике перемыть тарелки и вылить воду на улицу. Мыться приходится в бане у знакомых, а стирать — вручную.

Для решения любых бытовых вопросов нужно больше времени, чем в городе. Сначала придется достроить дом и только потом пользоваться водопроводом, душем и септиком.

Ольга набирает воду в скважине в 20 метрах от временного жилища Сначала времянка. Только через год придет время для настоящего дома

Бизнес не окупал себя, Денис постоянно находился в автосервисе и сам «крутил гайки». Ирина хотела больше внимания и прежнего уровня комфорта. Дети скучали и жаловались на отсутствие сверстников по соседству. С соседями не удавалось много общаться: те получали доход от накопленных ранее средств и жили богато. Денис и Ирина не смогли соответствовать: у них не было квадроцикла, они не обзавелись катером и на охоте им было неуютно без соответствующей экипировки. Да и времени на развлечения не хватало.

В чем была ошибка Дениса и Ирины?

Низкий доход. Работники в деревне не особо квалифицированные, Денис с трудом нашел двух автомехаников, недавно окончивших техникум. Но те не могли справиться со сложными поломками. Денег на дорогостоящее оборудование не хватило, поэтому автосервис не мог обслуживать иномарки. Отечественные машины деревенские мужики ремонтировали сами. Клиентов было мало, автосервис почти не приносил дохода.

Много долгов. Денис взял кредит на бизнес, но выплачивать его было не из чего. Уровень доходов просел, потому что Ирина сидела дома с детьми. За одним кредитом потянулись другие — на мебель и технику для дома и на ремонт автомобиля. Добавилась кредитка на повседневные нужды. Денис и Ирина не учли заранее все нужные расходы и в итоге не рассчитали свои силы.

Большие расходы. Личный автомобиль оказался слишком дорог в обслуживании: страховка, ТО , зимняя и летняя резина обходятся в 150 тысяч рублей в год. Оказалось, что иномарка не подходит для сельской местности и начинающего бизнесмена с кредитными обязательствами.

Ремонтировать такой автомобиль сложно даже в собственном автосервисе: нет специалистов и инструментов, запчасти надо заказывать в городе

Нет инфраструктуры. Ирине было скучно и некуда пойти: в радиусе 100 км нет ни кафе, ни кинотеатра. Детей нечем занять после школы: репетиторов нет, кружков мало, добираться неудобно. Даже за покупками приходилось ездить в соседний город, потому что в сельских магазинах не было привычного ассортимента товаров.

Итог. Разрушенная семья, 2 000 000 рублей долга, обесценившиеся иномарка и коттедж, автосервис, который некому продать. Жилья в городе у Дениса и Ирины тоже не осталось.

Дмитрий и Дина переехали из Санкт-Петербурга в деревню. До переезда несколько лет собирались: искали место, приобретали инструменты, выбирали подходящую машину. Все сбережения — 300 тысяч рублей — вложили в покупку старого деревенского дома и отечественного автомобиля.

Дмитрий на собственном огороде В деревне машину эксплуатируют так, тут не до автосервисов

С местом не прогадали. Они могут за несколько минут добраться до города, а за несколько часов оказаться в Петербурге. Дороги отличные, в райцентре развито автобусное и железнодорожное сообщение, есть вся необходимая инфраструктура — школы, больницы, магазины. Машину Дима чинит самостоятельно, все запчасти для нее есть на селе.

За четыре года жизни на новом месте завели животных и построили ферму. Продают деревенские продукты: раз в месяц Дима отвозит своим постоянным покупателям в Санкт-Петербург мясо, яйца, мед. Зарабатывают в интернете: ведут канал на Ютубе о деревенской жизни. Дина вяжет на заказ и пишет мастер-классы по хендмейду.

В чем сложности у этих переселенцев.

Низкая скорость развития хозяйства. Деньги зарабатываются на ходу и тут же все идут в дело. Нет возможности сразу взять и вложить круглую сумму в быт и ферму. Все движется медленно, и надо выбирать каждый раз: установить душевую кабину или сначала купить поросенка.

Риски утраты дохода. Все источники дохода требуют активного участия Димы и Дины. Фермерское хозяйство не позволяет съездить в отпуск или поправить здоровье на больничном. Не будет новых роликов на канале — снизятся отчисления от рекламы; прекратят поставлять фермерские продукты — клиенты сами не приедут и не подоят козу; не будет мастерица вязать — продавать окажется нечего. До пенсии еще далеко, а пассивного дохода или финансовой подушки нет.

Итоги такого подхода: собственная ферма, несколько разноплановых источников дохода, отсутствие долгов и отсутствие сбережений.

Лера Завьялова и Александр Морозов устали от безумных московских цен, плохой экологии и вечного стресса и решились на радикальный шаг — переехать в деревню в Рязанской области. Они рассказали Сравни.ру, как изменились их траты и жизнь.

Жизнь в Москве

Лера: Я родилась в Тульской области, детство провела в Новомосковске и Рязани. А после школы поступила на факультет журналистики МГУ. Конечно, я видела себя в будущем деловой дамой, бизнесвумен в пиджаке и на высоких каблуках. Но через год после окончания университета я стала всерьёз задумываться о том, чтобы уехать из мегаполиса.

Огромную роль сыграло то, что я никак не могла найти работу по душе. Отсюда — постоянные проблемы с деньгами. Я мечтала быть фотографом, в идеале — фоторепортёром. Ещё во время учёбы я работала на договорной основе в одной из районных газет, но там платили такие деньги, что и сказать смешно. Потом я пробовала работать в модном фотобанке, фотографировала детей в торговом центре, устраивалась в фотостудию, ездила по детским садам с костюмами и декорациями, даже пыталась стать фотографом-частником… За всё это время я не приносила домой больше 30 000 рублей в месяц. Чаще — 9 000–10 000 рублей. Этих немыслимых денег мне одной не хватало бы вообще ни на что.

Читайте также:  Маленькая детская комната без окна

Александр: К счастью, мы жили вместе, и бюджет у нас был общий. Я работал 3D-моделлером в компании, которая занимается дизайном и реализацией музейных выставок. Мне платили 3 000 рублей в день. Доходы были нерегулярными: есть проект — работай несколько дней безвылазно, нет — сиди дома. В среднем я зарабатывал 50 000 рублей в месяц.

Траты при этом были огромные. Мы снимали крохотную однушку на Кантемировской за 25 000 рублей в месяц. У меня был ноутбук в кредит, за который я каждый месяц отдавал по 5 000 рублей. Несколько тысяч в неделю мы тратили на продукты из магазина. Мы оба работали не в офисе, так что не могли таскать еду в контейнерах с собой, и обедать приходилось в забегаловках. Я обожаю фастфуд из какого-нибудь KFC — хотя знаю, что это не слишком хорошо и для здоровья, и для кошелька. Выходило, что в кафе мы могли потратить около 10 000 рублей за месяц. И это не считая встреч с друзьями за чашечкой кофе, походов в бары и кино, аренды велосипедов летом и коньков зимой… Когда живешь в городе, и вокруг соблазны, сложно постоянно проходить мимо и твердить: «У меня нет денег, я не могу себе этого позволить».

Как возникла идея переезда

Лера: Я стала замечать, что в столице меня не устраивает почти всё. Во-первых, там очень много людей, в том числе непорядочных. Мне не нравится сама суть капитализма, которая в Москве обострена до предела: стремление заработать денег любым способом, без конца тянуть одеяло на себя и идти по головам. Во-вторых, атмосфера большого города — постоянный шум, автомобили, толпы, плохая экология. В-третьих, адские кучи бабок, которые ты отдаёшь за жильё, совершенно непропорциональные размеру и качеству этого самого жилья.

В то же время судьба начала подкидывать мне фильмы и книги с идеями о том, что человеку лучше жить наедине с природой. Так я решила из индустриальной среды перебраться ближе к земле, куда-нибудь в глушь, чуть ли не коров доить. Один раз даже съездила в эко-поселение, где люди живут натуральным хозяйством. Мне там очень понравилось! Но Саша не поддержал такие радикальные перемены.

Александр: Я твердил, что даже если мы готовы жить в бытовке и питаться укропом, нам всё равно нужны деньги, чтобы арендовать землю и купить стройматериалы. Возможности накопить у нас не было никакой, потому что каждый месяц мы уходили в ноль. Да и найти работу в глуши без доступа к интернету мне представлялось слишком сложной задачей.

Тогда у меня был большой проект в музее, который находился на другом конце Москвы. На дорогу из дома до работы уходило по четыре часа в день. Целый месяц я трудился без выходных. Это был март, погода отвратительная, настроение — тоже. Однажды я возвращался домой и думал о том, как чудесно было бы сейчас отдохнуть на даче. И тут меня осенило!

Я предложил Лере переехать в деревню Заборье в 20 километрах от Рязани. Там моей семье от бабушки с дедушкой достался кирпичный дом с участком, который как раз удачно пустовал. В доме есть канализация, отопление, горячая вода и газовая плита — сплошной комфорт. Из окон видно сосны и соседских гусей, можно гулять в поле, пить из колодца и завести козу. И главное, туда можно было провести интернет и работать удалённо. Идеальный вариант.

Лера: Тяжелее всего было расставаться с друзьями. Но я говорила себе, что я вправе жить там, где мне комфортно. А настоящие друзья точно будут приезжать в гости. Так и вышло. Друзья, кстати, не отнеслись к нашему решению серьёзно. Думали, что мы пару месяцев поживём в деревне, отдохнём, заскучаем и вернёмся в Москву. Никто не отговаривал, хотя некоторые предлагали помочь с деньгами или жильём.

Александр: Что я терял: высокооплачиваемую работу с графиком, который тебя через пару лет в гроб загонит; квартиру, за которую я отдавал больше половины зарплаты; друзей, с которыми и так виделся раз в два-три месяца. Понимаю, что в общественном сознании наш поступок выглядел как гигантский шаг назад. И да, скорее всего, я упустил много карьерных возможностей. Но в личностном плане я перешёл на новый уровень. Стал чувствовать себя свободным и живым.

Жизнь в деревне

Лера: Мы приехали в деревню в самом начале лета и оказались так себе огородниками. Участок был совсем дикий, я не умела работать с землёй. В тот сезон у нас почти ничего не выросло. До сих пор возникают сложности. Поработаешь месяц, думаешь: «О, какой я молодец», — и расслабляешься. Приходишь через две недели, а от твоего труда и следа не осталось.

К осени я отдохнула как следует и набралась сил, а тратить их было некуда. Ещё до переезда мы договорились, что основная финансовая ответственность ложится на Сашу, а я возьму на себя роль домохозяйки. Но мне стало скучно, и я попыталась найти удалённую работу — то ретушёром, то копирайтером. Особых денег это не приносило, морального удовлетворения — тоже, времени съедало много. С сентября по февраль я словно впала в зимнюю спячку, постоянно находилась во внутренних метаниях. Очень сложно переключиться, когда ты пять лет подряд каждый день был занят — и вдруг остаешься без дела. Человеку надо что-то делать. А я не понимала, чего я хочу.

Александр: На переезд у нас было около 70 000 рублей, которые я получил за последний проект. На эти деньги мы жили всё лето. Сначала хотелось просто валяться на кровати и ничего не делать, так сильно мы устали за последний год. Мои друзья из Рязани иногда подкидывали мне небольшие проекты по 3D-визуализации, но это было больше похоже на хобби.

В октябре я начал заниматься фрилансом, толком не понимая, как это работает. Сначала я вышел на российские биржи и увидел, что проекты там в основном выполняют вчерашние школьники, которые готовы работать за копейки. Соответственно, заказчики не собирались платить больше. Через какое-то время я добрался до американских бирж — Upwork и Freelancer. Пришлось остановиться только на первой, поскольку на Freelancer была грабительская комиссия. Иногда через знакомых меня находили заказчики в Рязани и Москве. С одним из них я до сих пор работаю.

Но дохода практически не было. Кое-как я зарабатывал 15 000 рублей в месяц, и то не всегда. Только сейчас я понимаю, что мой профессиональный уровень был не настолько высоким, как мне тогда казалось. В Москве мне платили большую зарплату, потому что там так принято. Это зависело не от моих навыков, а от уровня жизни в столице. На бирже я стоил гораздо дешевле. Такое психологически сложно принять.

Лера: В какой-то момент оказалось, что денег нет катастрофически. И я впервые решилась пойти на работу не по специальности — воспитательницей в местный детсад. С дипломом МГУ меня взяли в два счёта, хоть и не скрывая своего удивления. Наконец-то у нас появился стабильный доход, пусть и небольшой — 10 000 рублей в месяц. На эти деньги в деревне вполне можно жить.

Постепенно сошли на нет мои переживания насчёт поиска своего предназначения. Я проработала воспитательницей почти полгода и точно знаю, что именно это — не работа моей мечты. Но детский сад стал первым этапом в поиске моей профессиональной идентичности. Скорее всего, сейчас буду двигаться в этом направлении, ведь учить детей чему-то полезному мне всё же понравилось.

Александр: Конечно, я мечтал работать удалённо и в свободное время. Но в реальности не всегда получается так, как хочется. Недавно у Леры разболелся зуб, понадобилась срочная помощь хорошего стоматолога, на это нужны были деньги. По счастливой случайности я за один день нашёл вакансию 3D-визуализатора в Рязани, удачно прошёл собеседование и устроился на работу с зарплатой около 25 000 рублей в месяц. Минус в том, что это снова проектная работа, а значит — нестабильный график и доход. Зато ещё одна отличная возможность набраться опыта.

Читайте также:  Салат из подручных продуктов рецепты

История и предыстория нашего переезда.

Идея уехать из города и жить на земле у нас с женой окончательно сформировалась около двух лет назад. Проанализировав наше прошлое, настоящее и желаемое будущее, мы решили, что нам больше нравится жить на природе и раз в полгода выбираться в город, а не наоборот. Все нужные нам достижения цивилизации доступны везде.

Мы побывали в четырёх экопоселениях: в Карелии, в Краснодарском крае и в Псковской области; видели поселения разного уровня развития в разные времена года, присматривались к этой жизни. Осенью 2011 года мы купили 4 гектара земли в Псковской области (это примерно 40,000м² — достаточно для любых фантазий), заплатив за неё 180,000р, и начали готовиться к переезду.

План у нас простой: в первый год построить небольшой дом, в котором можно было бы зимовать, изучить обстановку и сформулировать свои потребности. Через год-два мы построим себе основательный дом, а первый будет использоваться для приёма гостей. Начиная со второго года будем постепенно приводить землю к нужному нам виду и обустраивать участок растительностью и искусственными сооружениями.

В перспективе мы должны кормить как минимум себя собственными продуктами, причём растительного происхождения, причём не требующими особого ухода — то есть плоды, ягоды, грибы, никаких грядок (кроме небольшой теплицы) и никакого животноводства: мясо и молоко проще купить, рыбу можно поймать в озере, которое находится от нас на расстоянии 15 минут ходьбы прогулочным шагом.

Итак, с осени мы начали активно готовиться к тому, что весной — как только сойдёт снег — мы уезжаем. Жить в арендованном в соседней деревне доме, или приезжать на выходные, как это делает большинство переселенцев, нам не хотелось, поэтому мы купили 6-местную кемпинговую палатку EasyCamp Boston 600, чтобы можно было приехать и сразу жить. Купили бензиновый генератор, мотокосу, походную кухню, уличный деревянный стол, тент (беседку), умывальник, походный душ, торфяной туалет, 16 рулонов туалетной бумаги (2 упаковки), мангал, лопату, грабли, топор, складной нож, тачку, 5-литровый газовый баллон, газовую плиту, чайник (дома был электрический), примерно 40кг круп, корнеплодов и консервов, набор походной посуды, пару вёдер, 4 25-литровые и 2 11-литровые канистры, 2 тарпаулиновых тента 3×6, резиновые сапоги, дождевики, динамо-фонарик Nordway, 3G модем, удлинитель USB на 4,5м, огнетушитель, комплект раций (Midland GXT-900) и всего, что рекомендуется иметь в походной аптечке. Всё это обошлось примерно в 50,000р.

Раздарив всё, что можно было раздарить, 28 апреля в 7 часов утра мы погрузили всё закупленное и накопленное в процессе жизни в «Газель» и поехали. Две 25-литровые канистры по дороге заполнили бензином АИ-92 (остальные канистры ещё дома были заполнены питьевой водой), стоит примерно 26р за литр. Примерно в 16 часов мы были на месте, поездка обошлась нам в 11,000р. Выгрузили всё на один из тентов прямо у дороги, затем выбрали более удачное место, перетащили всё туда, установили палатку, занесли в неё всё, что боится дождя, и отключились. На этом первый день закончился.

Ночью было около 8 градусов тепла, поэтому спали мы под несколькими одеялами и в одежде, что довольно непривычно, но тепло (так, скорее всего, пройдёт весь май). Спать в тишине не получается: лягушки и насекомые шуршат, на палатку что-то падает с дерева (ива отцветает), ну и полно ночных птиц, которые орут не хуже автомобильных сигнализаций. Постоянно кажется, что кто-то крадётся, но земля вокруг покрыта таким слоем сухой травы и веток, что подойти незаметно невозможно. Из живности кроме людей, лягушек, ящериц, птиц и насекомых мы пока никого не видели. Зимой, говорят, волки заходят.

Утром и вечером в палатке около 15 градусов, днём прогревается до 35. Греться можно чаем, но лучше всего вечером — костром, а утром — граблями или пилой: участок огромный, всегда есть что сгрести или отпилить; пяти минут хватает для нормализации теплообмена. Или можно сгонять за водой на велосипеде.

Надувная кровать, кстати, холодная, на неё пришлось постелить несколько пледов. Говорят, «пенка» гораздо лучше.

Земля

Тип нашей земли — суглинок. По крайней мере той части, что мы обследовали. Это не самая питательная земля (не чернозём), но растениям, похоже, нравится. Весь участок зарос травой, которую много лет не косили, очень много малины (отчего поляну называют малиновой), крапивы, есть большие ивы, много ивы в виде кустарника, старые яблони (ещё плодоносят, но уже разваливаются). Есть рощи из каких-то неплодовых деревьев (в которых я пока не разбираюсь), берёзы, пара сосен, заросли молодой ольхи. Крупные деревья я периодически чищу от сухих веток с помощью пилы, дров для костра и сена для розжига у нас — завались.

Земля влажная, есть несколько болот (на месте которых, скорее всего, будем делать пруды). Если копнуть сантиметров на 20 (одну лопату) — сразу получится небольшой пруд, хотя на поверхности этого не заметно. Всё это постепенно подсыхает, думаю летом такого уже не будет.

Длинными сторонами участок упирается в дорогу и в лес, короткими — в соседей, от которых отделён деревьями. Все известные картографические службы обошли на стороной, поэтому ссылку дать некуда.

Рядом с палаткой нашлись остатки фундамента старого дома, камни из которого мы использовали для оформления костра. Есть ещё один рукотворный объект (круглая роща), остальное — свободное пространство, заросшее сорняком. Конкретных планов по использованию пока нет: сначала дом, потом — всё остальное.

Кухня

На следующий после прибытия день мы установили тент, собрали уличный стол и получили беседку. Она защищала от солнца, но не защищала от ветра, поэтому готовить на газе было проблематично даже при слабом ветре, хотя кухонный стол оборудован специальными бортами, которые должны от ветра защищать. Несколько раз обнаруживали, что газ идёт, но огня нет; на открытом пространстве это не страшно, но готовится всё медленно, поэтому мы закрыли одну сторону беседки свободным тентом.

Через несколько дней — пока мы были на собрании — беседку сдуло ветром, покувыркало и сильно погнуло. Земля сейчас влажная, и предложенные производителем 15-сантиметровые колышки гарантируют только то, что ноги сами по себе не разъедутся. Организовать более мощное укрепление нам нечем, поэтому стенку пришлось убрать, а кухню перенести в палатку.

Газ — пропан — мы привезли в 5-литровом баллоне, который можно купить в любом супермаркете примерно за 1200р, мы нашли за 700р в специализированной конторе (нам продали сразу заправленный, на

50р дороже). Там же купили 2-метровый шланг и редуктор. Газовая плита — с двумя конфорками, без духовки (хотя бывают и такие, и, наверное, было бы клёво такую найти), куплена в каком-то супермаркете за несколько сотен рублей. Собирается всё это руками и плоскогубцами за 5 минут.

Бывают ещё более компактные походные примусы, со специальными газовыми баллонами, но они не заправляются и вообще менее удобны для оседлого использования, хотя в походе, наверное, незаменимы.

5 литров пропана, при нормальном использовании, говорят, хватает на две недели. Когда построим дом — заведём большой баллон, на 50 литров.

Электричество

Сетевого электричества у нас нет. Деревня наша вымерла примерно 50 лет назад, поэтому конечных пользователей электричества давно нет, но есть транзитная высоковольтная линия. Сейчас заявок на подключение накопилось уже много, поэтому администрация обещает в ближайшее время всех желающих подключить, но работают они очень медленно и неохотно. Мне надо удалённо работать, и ждать полгода желания нет, поэтому мы купили бензиновый генератор.

Генератор мы выбрали самый маломощный: Wert G-950 (600-ваттный), куплен в OBI за

3500р. Из приборов у нас есть только зарядные устройства для телефонов и компьютеров, которые даже все вместе потребляют меньше, а более мощных потребителей не предвидится. При зарядке двух работающих ноутбуков и двух телефонов с интернетом он сжигает литр бензина примерно за 2-3 часа, чего достаточно для зарядки всех устройств. В дни особой активности уходит два литра бензина. Закупленных нами 50 литров должно хватить как минимум на месяц.

Бензин надо разбавлять специальным маслом для двухтактных двигателей, в пропорциях 1:50. Масло, если я правильно понял, содержит какую-то дрянь, которая двигатель чистит и ухаживает за ним. В крышке бака генератора есть специальная штука для дозировки масла, но оно довольно густое, поэтому отмерять 0,02л не очень удобно — наверное для этого лучше использовать какой-нибудь шприц.

Читайте также:  Масло сливочное как сделать самому

Литр бензина тоже не сразу придумалось как отлить из канистры. Хорошо, что мы захватили с собой несколько пластиковых ведёрок от майонеза, которые оказались ёмкостью 1100мл — то, что нужно. Затем оказалось, что бензин плохо льётся через край: сильно течёт по стенке. Тонкого шланга для сливания методом «отсоса» у меня нет, а других способов пока не придумал, поэтому приходится мириться с некоторыми потерями, которых, впрочем, с каждым разом всё меньше. Пролитый на руки или генератор бензин удалять лучше всего туалетной бумагой или бумажными полотенцами, которых лучше иметь побольше: проще сжечь бумагу, чем стирать.

Ни с бензином, ни с генераторами я раньше дел не имел, поэтому при первой же попытке запустить генератор я залил в него вместо бензина воду. После нескольких безуспешных попыток его завести причина была обнаружена, вода слита, но она проникла уже глубоко внутрь, и просто так заводиться он всё равно не хотел. Пришлось снимать всё, что откручивается, продувать насосом от надувной кровати, чистить и сушить. В течение двух дней мы пытались его завести каждый раз, когда проходили мимо. Однажды это удалось, с тех пор генератор работает без проблем.

Для освещения палатки в вечернее время мы используем динамо-фонарик Nordway, который можно заряжать вращая специальную ручку. Светить он умеет вперёд, как обычный фонарь, и по сторонам, как осветительный прибор. Производитель говорит, что минуты ручной зарядки хватает на 5-20 минут работы. В целом похоже на правду. Очень удобная штука.

Интернет

На территории деревни есть слабый сигнал МТС, который и используется всеми для выхода в сеть. Сигнал обычно на 5-50%, иногда совсем пропадает. В режиме EDGE скорость до 4 килобайт в секунду, обычно ниже, сигнал может пропасть по невыясненным пока причинам. Обычно в таких условиях люди, знакомые с компьютерами, используют туннели, которые оптимизируют трафик.

Я попытался использовать OpenVPN в режиме UDP (чтобы справиться с потерей пакетов). Оказалось, что МТС не выпускает UDP-пакеты за пределы своей сети (видимо, чтобы пользовались их DNS-сервером). Туннель OpenVPN в режиме TCP-соединения кое-как работал, но часто обрывался. Я списывал это на потери пакетов за счёт качества линии, но вскоре выяснилось, что МТС не разрешает открывать более одного соединения одновременно: при открытии нового старые рвутся. То есть если в браузере открыть две вкладки — одна из них не откроется. Исключение сделано для DNS и почтовых соединений.

Очевидно, МТС делает это для того, чтобы стимулировать использование специализированных тарифов для интернет-модемов. Это именно тарифы, они стоят чуть дороже, чем используемая мной опция Бит (безлимитный интернет по всей стране), и я почти уверен, что в этом тарифе недоступны некоторые используемые мной опции.

Однако туннель позволяет легко обойти эти грабли. В итоге я использую одно соединение с собственным сервером по SSH и два туннеля для HTTP и SOCKS5 прокси. Этого достаточно для веба и почты, всякие долгоживущие процессы я делаю через скрин на сервере. Такой вариант мне сейчас кажется более простым, чем OpenVPN. Если вдруг какой-то демон полез в интернет мимо прокси — соединение может разорваться; чтобы понять, что произошло, я использую tcpspy — демона, который рассказывает кто, когда и куда подключался. Для отслеживания пульса соединения использую iptraf, для дозвона использую wvdial. При такой конфигурации можно весь день просидеть без единого разрыва. Медленно, но работает.

Пару раз удалось поймать сигнал 3G в режиме HSDPA, скорость была около 100 килобайт в секунду. Есть надежда, что после тестов эту станцию включат окончательно, но никакой информации на этот счёт нет. Также нет информации о станции, с которой приходит EDGE. При том, что мы периодически уходим в белорусский роуминг, а до границы — 15км, возможно, сигнал идёт прямо из Себежа. Есть мысль написать основным операторам, что нас тут 30 семей, всем нужен интернет, поставьте нам вышку. Но шансов вряд ли много.

Наиболее вероятный вариант решения проблемы — симметричный спутниковый канал. Сосед через дорогу планирует установить оборудование через две недели, не против поделиться. Если всё будет хорошо — заведём себе такой же. Оборудование стоит 25,000р, абонентная плата — в районе 1000р.

Пока я привязал поднял модем повыше на 4-метровой палке, что почти избавило от пропадания сигнала.

Источника воды у нас пока нет. Сосед через дорогу выкопал колодец, но пока ему строят дом, сам он живёт в соседнем городе, а колодец не используется, отчего вода в нём мутная и не пригодная для питья.

Есть два варианта доставания воды из земли: колодец и скважина. Скважина глубже, вода там чище, но стоит дороже, нужен электрический насос и если отключат электричество, в неё невозможно залезть ведром. Колодец в этом отношении лучше.

Чтобы выкопать колодец, надо знать где его копать. Для этого приглашают из соседней деревни старика, который ходит по земле с лозой и ищет правильное место. Копать надо ровно там, где он сказал. Говорят обычно работает. Стоит это 200-300 рублей, и ещё по 5000р за кольцо (обычно 5-6 колец достаточно). Ещё нужен насос и труба, по которой насос будет качать воду прямо в дом, чтобы не таскать её вёдрами. В общей сложности где-то 35,000р стоит обеспечение себя холодной водой.

Мы решили копать колодец когда точно определимся где и какой дом будем строить, чтобы сразу прокладывать трубу и чтобы колодец был по-ближе. Поэтому воду мы пока берём из общего деревенского колодца, который находится в 15-20 минутах пешком от нас. Обычно я надеваю свой большой походный рюкзак, засовываю в него 25-литровую канистру и еду за водой на велосипеде. Дорога в нескольких местах засыпана песком и приходится спешиваться, поэтому весь путь с таким грузом занимает 25-30 минут. В первый раз было тяжело, но теперь привык.

Канализация и отходы

Мы пока используем торфяной туалет, помещённый в палатку типа «походный душ», купленную в «Спортмастере». (Похоже она изначально затевалась для туалета или переодевания, т.к. развернуться в этом «душе» сложно). Всё, что накапливается, сбрасывается в специальную компостную яму (которая должна быть не менее 1 кубометра), через два года всё это становится удобрением. Торф хорошо поглощает влагу, в следствие чего из запахов остаётся только запах торфа. (Говорят, можно почти с таким же успехом использовать опилки.) Классический биотуалет мы брать не стали, т.к. в нём используется химический септик, а превращать свой участок в свалку химических отходов не хочется.

Часть жителей предпочитает пользоваться уличным туалетом: будка, под ней — яма, в которой происходит то, что происходит. Есть ещё вариант в яму засовывать большую бочку, которую при наполнении заменяют новой, заливают в старую пару бутылок кефира и через несколько месяцев получают готовые удобрения.

Есть ещё вариант с почти полноценной канализацией: рядом с домом выкапывают два колодца (примерно на три кольца), соединяют трубами под наклоном в 10°. Все отходы стекают в первый колодец, разлагаются бактериями (которые заводятся сами), разложившаяся жижа перетекает во второй, где процесс повторяется, затем всё это уходит в почву уже в виде безвредной жидкости. Такая система работает автономно, не требует ухода. Когда построим дом — сделаем такую.

Другие отходы у нас пока делятся на три категории: пищевые, неорганические и сжигаемые. Пищевые мы сбрасываем в «компостную яму» — кто-нибудь доест, неорганические — пластик, стекло, металл — собираем, остальное — сжигаем. В будущем для пищевых отходов и садового мусора сделаем силосную установку (три больших бака, непрерывно производящих гумус). Пластик, говорят, можно измельчать, гранулировать и продавать — есть специальные установки, стоят в районе нескольких десятков тысяч рублей. Что делать с железом и стеклом — пока не ясно, но проблема с этим возникнет ещё не скоро. Пока складываем в коробку.

Пока всё. Другие особенности деревенской жизни буду описывать по мере появления опыта.

“>

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *